Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:01 

Жизнь «по кругу» (крик души)

-~Selena~-


Сил больше нет, нервы на пределе. В общем, читайте, и поймете...

Просто… рядом

Ей три года и два месяца. Как и все дети, дочка очень активная и любознательная, без устали познает окружающий мир, без умолку разговаривает, при чем ей, похоже не важно, слушают ее или нет.

Она очень забавная, веселая, с оригинальной «прической» - пару недель назад доча детскими безопасными ножчничками, которые и бумагу-то режут с трудом, выстригла себе на затылке очаровательный «ирокез», попутно «подравняв» челку. Вышло… оригинально и даже по-своему мило…

На дворе май. Погода в Сибири радует своим непостоянством, за один день полярно измениться – утром мы можем ходить в купальниках, а после обеда облачаться в осенние куртки. Бывает и такое…

Сейчас тепло. Мы живем в квартире, время от времени выезжая на дачу к бабушке и, тем самым, хоть как-то скрашивая безумно одуряющее однообразие жизни в четырех стенах.

Каждый наш день похож на предыдущий. И я уже тихо ненавижу это убивающее однообразие, этот опостылевший "режим". И затравленно присматриваю себе крепкое деревце, на котором смогла бы повеситься.

В половину девятого подъем. Мы вместе идем умываться и чистить зубы. Завтрак. Каша. Посуда. Мультики. Хлопоты по хозяйству. «Зазвивающий» час – чтение книг, лепка, рисование, аппликации и тому подобное. Прогулка. Детская площадка и истошный вопль через всю площадку «Мама, качай!!». Горки, карусели, песочница. Поход домой с обязательным заходом в магазин за мороженым, рев «Хочу сейчас!» и объяснения, что мороженое едят после обеда. Обед. Суп, второе. Посуда. Тихий час. Полдник. Книги, телевизор, домашние хлопоты. Прогулка. Ужин. Посуда. Игры. Купание. Очередная война «Не хочу спать!». Сон. А наутро все сначала.

После завтрака у нас традиционная прогулка на площадку, и я заранее, с абсолютной точностью знаю, каким он будет. И, пока ребенок весело носится с другими детьми или скачет по горкам, я тихо пасусь рядом, готовясь ловить ее от падения, и безмолвно начинаю завывать.

Я ее люблю. Очень, безумно, больше всего на свете, как только мать может любить собственного ребенка – самого очаровательного, милого, любимого ребенка. Своего. Но опостылевший «режим» с каждым днем все сильнее продолжает убивать.

Интересы у нас с дочкой разные. Свои мне каждый раз приходится задвигать куда-то очень далеко. Вместо того, чтобы безмятежно листать журнальчик, мы будем бегать по нескошенной траве за котом, падать и вставать, плакать и смеяться, рассматривать чужие игрушки, пытаться играть с более взрослыми девочками, лазить по горкам, считать разноцветные деревянные «колеса», качаться… И все это вместе. Не разлучаясь ни на секунду. Не отдаляясь ни на шаг.

— Мама, иди сюда! – дочка снова обращается ко мне. Ведь знает - мама рядом.

Я действительно стою рядом. Привязанная невидимой, но очень толстой веревкой. Как козочка к колышку. Могу делать все, что угодно — но только на длину веревки. Так что, при всем своем желании я не в силах разделить ее восторг. Ее глаза сияют, в моих — слезы безнадежности. Ее мир — безграничен и удивителен. Мой — узок и выщипан по кругу.

Я смотрю на свое сокровище и, несмотря ни на что, чувствую себя счастливой. Наверное, этому тоже нужно было научиться, пусть даже не сразу, путем проб и ошибок – просто быть счастливым, хотя ноги подкашивает моральная и физическая усталость. Может, я, и правда, просто устала. Не знаю.

Мы с ней живем вдвоем. Наш «любимый и любящий, верный и надежный, единственная опора и широкая спина» любящий муж полгода назад со счастливой улыбкой помахал нам ручкой, с самым серьезным и невозмутимым видом заявив, что «в мире существуют куда более важные и ценные вещи, чем семья, а свое главное дело он уже сделал». «Настоящий мужчина» собрал чемодан и отбыл на поиски лучшей жизни, предварительно попросив меня – меня! – «не забывать о совести и присматривать за его мамой, а то как она одна…». Немая сцена. Нет слов. Судя по всему, «лучшую жизнь» он все-таки нашел, так как следующую весточку о любимом муже я получила от сотрудника правоохранительных органов.

Свекровь, так же поставленная в известность, что «мы ее не бросим» и, как выяснилось, имеющая ключ от квартиры, с самым невозмутимым видом появляется несколько раз в неделю – дескать, она, как родственница, имеет право видеться с внучкой, и активно убеждая дочку, какая у нее плохая мать (то бишь я).

Уход мужа был осложнен еще и тем, что я, как замужняя дама, по настоянию мужа сидела дома с ребенком, которому не досталось места в детском саду. В итоге, дите без сада, я без работы. Все счастливы. Я ничему не радуюсь. Я, как вулкан, извергаю раздражение.

Я могу жить на лоне природы – рядом две дачи! - но мне не хватает воздуха. Жизни не хватает! Общения, эмоций, кокетства... Я задыхаюсь. Я устала. И даже знаю, от чего. Я устала от этой толстой веревки, которой намертво примотана к собственному ребнку. И мне стыдно признаться в этом даже самой себе.

Мы все время вместе. Как мама и мамонтенок, уцепившийся за ее хвост. Мое внимание, мое участие в ее жизни требуется ежесекундно. Мой "хвост" всегда чувствует дыхание и "хобот" родного детеныша. И уже стонет от бесконечных дерганий.

Прежде таких подобных страданий не было. То, что я все свои силы, и душевные, и физические, отдаю ребенку, казалось абсолютно естественным и само собой разумеющимся. Что же произошло? Что изменилось? Почему сейчас меня так тяготит сконцентрированное на дочке существование?

Я знаю, что изменилось. Все дело в том, что я одна. И если прежде Ему можно было хоть на какое-то время, даже на несколько часов отдать любимого ребенка и быть спокойной, что любящий отец покормит-поиграет-усыпит и прочее, то теперь нет возможности не то что уединиться, а элементарно выйти в магазин – ведь это означает полчаса одеваться, за руку тащить упирающееся чадо и с строгими речами оттаскивать ее от полок – хватило того случая, когда дочка едва не уронила (и уронила бы, если бы я не поймала) два сувенирных бокала по 900 руб. каждый. Мелочи жизни.

И еще, меня невероятно ломало от осознания предательства. Сейчас проще – я «перегорела», и эмоций стало на порядок меньше. Я живу дальше, и, наверное, как немногие женщины, умею месить цемент, разбирать канализационные трубы и паять электрические провода.

Я безумно хочу выйти на работу. Хочу – но не могу. Маленький человечек, которому до сих пор не досталось места в детском саду, всегда рядом.

Жизнь на случайных подработках утомляет, а абсолютное безденежье бесит. Каждый день просыпаюсь и думаю: «надо!». И иногда даже получается сделать вид, что «не надо, а я так хочу». Но на самом деле я уже давно ничего не хочу: ни убираться, ни стирать, ни кормить, ни гулять... Хочу просто побыть одна. Хоть чуть, хоть самую капельку, но одна.

Я знаю, что все изменится. Будет теплый уютный дом, в котором не будет кидать на стены; будет любящая семья и заботливо согретый чайник в конце длинного трудового дня; будут еще дети – один или два, и нежный заботливый отец. Как сказала одна моя подруга, психолог по профессии: «Забудь. Просто это была не та свадьба.» Наверное, она права – не та. А «та», настоящая, одна и на всю жизнь, еще впереди. По крайней мере, мне проще так думать и легче жить.

Все еще будет. Но – потом. Пока же мы живем в «сейчас» и даже умудряемся быть счастливыми. Как пелось в одной известной песне, «я найду свою любовь, когда твою переживу».

@темы: личное

URL
Комментарии
2013-05-15 в 10:28 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Держись, не замыкайся в себе полностью. Садики продолжаешь смотреть?

2013-05-15 в 11:47 

-~Selena~-
Конечно. Даже и не думала замыкаться, просто потянуло на лирику...

URL
2013-05-15 в 11:51 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Ну, на лирику тянет всех периодически :)

   

Энтиар

главная