19:53 

Без названия

-~Selena~-
Где-то на пике весёлых танцев, между софитов, людей, зеркал с миром привычным пора расстаться, новому миру открыв портал. Где-то по центру обычной ночи, с другом из детства плечом к плечу... Монстрам не важно, чего ты хочешь, правде плевать на твоё "хочу".
Правда откроет глаза охотно. Стены защиты сползают вниз. Если всю жизнь ты не знала, кто ты, разве была это, в общем, жизнь? Если всю жизнь ты искала сказку, принцев рисуя в свою тетрадь, будешь смотреть на того с опаской, кто без коня, но придёт спасать?
Да, тут сгодится его подмога, да, будет трудно — почти до слёз. Так выпадает совсем немногим — по-настоящему, всё всерьёз, всё на разрыв, чересчур и слишком, ярко, до крови — и посмотри: лучше, чем прятаться дома с книжкой — только понять, кто ты есть внутри.

Лучше, чем прятаться дома с книжкой — только куда-то бежать с мечом. Вот бы остаться навек мальчишкой, рано в шестнадцать взрослеть ещё. Рано в шестнадцать справляться с ложью, рано пытаться убить отца — так же нельзя... Или, может, можно? Взялся — шагай тогда до конца.
Взялся — дерись, и ни слова сверху, драться — удел твой, твоя судьба — прятать больное под громким смехом, скидывать солнца лучи со лба, щуриться дерзко и много злиться, фортепиано стерев до дыр... ну и влюбиться — и так влюбиться, чтоб замолчал потрясённо мир.
Так выпадает совсем немногим, только ещё предстоит пройти добрую вечность по той дороге, где одному не дано пути. Страшно до жути, темно и ветер, монстры повсюду, но за спиной — те, за кого ты всегда в ответе, кто несмотря ни на что с тобой.

Те, за кого ты всегда в ответе, примут тебя, несмотря на страх. Так, преломляясь в неверном свете, нежно танцует стрела в руках. Так, избавляя от доли риска, стал продолжением тела лук. Свист тетивы с оперенья свистом пишет прекраснейшую из фуг.
Свист тетивы и стрела в полёте — резче, надёжнее, злей, быстрей. Старшие братья всегда в заботе: как тут иначе, когда к сестре клеятся всякие... К стенке, к стенке, если обидите — вам не жить! Монстры не вымерли, ждут в подземке, про "безопасно" — другим скажи.
Монстры не вымерли, ждут и воют, только есть то, что страшнее них: взгляд, наблюдающий за тобою, глаз по-кошачьему золотых. Взгляд непонятный, порой небрежный, пристальный, мудрый, чего ещё... Где-то под горлом стучится нежность, в сердце становится горячо.

Где-то под горлом стучится нежность, глупость пытается ей подпеть. Нет, не бывало такого прежде, не обернуться, не посмотреть, не предсказать, как там будет дальше — ну, позвонит ли, придёт ли, и... Восемь столетий — настолько старше ты своей первой большой любви.
Восемь столетий — отнюдь не мало, но почему-то они не в счёт. Будешь засыпан лавинным валом, если он скажет, что не придёт. Если он скажет... Но он не скажет — только хрипит пересохшим ртом. Белая кожа — в крови и саже... Надо лечить, а потом — потом!
Надо лечить, остальное — к чёрту, скажет "спасибо" — и хорошо. Но он приходит, такой весь в чёрном. В сердце становится горячо. Где-то под рёбрами рвёт и мечет, мир рассыпается сотней "да", всё начинается в этот вечер — и не кончается никогда.

Всё начинается в этот вечер — сложно поверить, но факт есть факт. Ты расставляешь по дому свечи, чтоб незаметнее пыль в углах. Рыба, оливки, томатный соус, кто-нибудь будет сегодня есть? Кот лишь мяукает, вот оболтус, надо же, и примитивный здесь.
Кот лишь мяукает, мягко жмурясь, словно уверенный наперёд: что бы ты там ни пыталась думать, так всё равно не произойдёт. Всё будет странным, больным и быстрым, сложно привыкнуть и будет тьма, будут потери из самых близких, будешь и ты на краю сама.
Будут и войны, и боль, и слёзы, камень на шее горит огнём. Но он расскажет тебе про звёзды — и ты до дна растворишься в нём. Ты растворишься, сверкнёшь, растаешь — крепкая, острая, вся как сталь. Это, пожалуй, тебя пугает, но и не очень-то, в общем, жаль.

Это, пожалуй, тебя пугает: между софитов, людей, зеркал, танцев всё прошлое ускользает, новому миру открыв портал. Где-то по центру обычной ночи, разум и сердце кружит метель. Не понимая, чего ты хочешь, ты пробираешься в тот отель.
Не понимая ни капли, кроме просто того, что нельзя вот так, ты просыпаешься в новой роли — с силой и жаждой, и сам дурак. Сам виноват, но вообще не легче, в зеркале - слишком уж бледный вид. Ты расставляешь по дому свечи — если чуть ярче, тебя стошнит.
Так оживает во что не верил, больше нет смысла в календарях. Дружба заводит порою в дебри, главное — помнить, что всё не зря. Главное — помнить: себя не спрячешь, как ни пытайся, кому не ври. Смысл лишь в том, что нельзя иначе — только понять, кто ты есть внутри.

***

Так выпадает совсем немногим, только ещё предстоит пройти добрую вечность по той дороге, где одному не дано пути. Страшно до жути, темно и ветер, монстры повсюду, но за спиной - те, за кого ты всегда в ответе, книги — пять сотен страниц в одной.
Не оторваться какие сутки, месяцы, годы, и в чём секрет? Джейс говорит, что не любит уток, нет, не боится, ну что ты, нет. Новые Клэри рисует руны, Иззи готовит — пора бежать! Саймон любовно ласкает струны, надо настроить, чтоб не слажать.
Алек и Магнус — привет из Вены! — вышлют открытку: чудесный вид, Мяо раскинулся на коленях и притворяется, будто спит... Живы и счастливы, с каждым мигом — только роднее. Знакомо, да?
Всё начинается с первой книгой —
И не кончается никогда.

(с) alter-sweet-ego

@темы: задело за душу

URL
   

Энтиар

главная